ИАЦ "Кабар"

Июль 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31            
18/01 18:52
 

Мамат Айбалаев: Закрепив границы, мы избавимся от конфликтов

Мамат Айбалаев: Закрепив границы, мы избавимся от конфликтов

Начало января отмечено в Кыргызстане обострением ситуации на границе с Узбекистаном. В Баткенской области около анклава Сох между гражданами двух стран произошёл конфликт, в ходе которого жители села Хушяр Узбекистана вошли в село Чарбак Кыргызстана и, устроив там беспорядки, силой увели на свою территорию местных жителей, которых удерживали в качестве заложников. В заложники были также взяты граждане, ехавшие через анклав Сох. В результате переговоров конфликт удалось разрешить, заложники были освобождены. Тем не менее ситуация на границе остается напряженной. Чтобы разобраться в причинах подобных приграничных конфликтов, агентство «Кабар» обратилось к бывшему губернатору Баткенской области Мамату Мариповичу Айбалаеву, который прекрасно знает регион.

- Вы хорошо знаете Баткенскую область, большинство проблем существует ещё с девяностых годов, какие острые вопросы следует решать первую очередь?

-Баткенские проблемы, я имею в виду в первую очередь приграничные, надо было решать ещё в самом начале создания области. Она была образована в 1999 году, и президент КР А.Акаев предложил мне возглавить эту область. Я тогда был директором Кадамжайского комбината, хотел отказаться, сказав, что мне уже 60 лет, может быть, лучше найти человека помоложе. Но А.Акаев настаивал, говорил - вы выросли в этом регионе, хорошо знаете его, у вас есть опыт. А мы воспитаны при советской власти, поэтому не привыкли отказываться, если надо, значит надо, и я согласился.

А начинать надо было с границ, чтобы люди могли свободно перемещаться, торговать между собой, продавать свою продукцию там, где она стоит дороже. Область была очень сложная, переплетение границ, национальностей, менталитетов. Мы же большой период истории жили в Кокандском ханстве, потом в составе царской России, позднее в Советском Союзе, и всё это время все национальности жили вместе, границы были условные, мой дед возил на продажу уголь в Коканд, и нигде его не задерживали, никто его не трогал.

Основные проблемы начались уже с обретением суверенитета, именно тогда, в самом начале, надо было урегулировать все спорные вопросы по поводу границ. Вся беда в том, что тогда к власти пришел совершенно случайный человек, который не имел опыта государственного управления. Акаев был ученым, какое-то время занимал пост завотделом в ЦК, и вдруг стал главой государства. Многие вопросы он упустил.

Уже тогда надо было большее внимание уделить безопасности государства. Мир уже тогда был не такой, каким был раньше, когда все жили дружно - всё изменилось. Поэтому надо было в первую очередь укрепить границы, а потом уже, конечно, заниматься экономикой, поднимать промышленность, сельское хозяйство. Если мы закрепим все границы, то тогда сведём на «нет» все конфликты. А пока мы этого не сделали, надо постоянно быть начеку.

- В одном из своих интервью Вы сказали, что местным жителям приграничных районов надо дать оружие, тогда никто не посмеет нарушать границу с сопредельной стороны. А не приведёт ли это к обострению ситуации и даже конфликтам с применением оружия?

- Оружие надо давать представителям сельсоветов, учителям, уважаемым, ответственным людям, не бандитам же, можно организовать группу самообороны. А с узбекской и таджикской сторон никогда не посмеют нарушать границу, если будут знать, что у нашего местного населения есть оружие. Мирные жители ведут себя нормально, но всегда есть бузотёры, которым неймётся, на них и надо воздействовать таким образом. В этом случае они уже не решатся на конфликты. Тем более что власти соседних республик никогда не решатся давать в руки своих граждан оружие.

В 1989 году в анклаве Ворух был серьёзный случай, тысячи ребят, молодых людей пошли против кыргызов, мог произойти межнациональный конфликт. Но это было в советское время, буквально за сутки выступление нейтрализовали и навели порядок.

Когда я был губернатором, то вокруг анклава Ворух поставил заставы и зажал их, потому что некоторые жители анклава безобразничали на границах. Повторяю, простые, мирные жители ведут себя нормально, но есть бузотёры, которые хотят себя показать, ведут себя вызывающе, провоцируют, а центральная власть повлиять на них не может. Когда меня сняли с должности губернатора, в нескольких сёлах анклава жители организовали той по этому поводу.

Я помню, в 1965 году во Фрунзе на центральном базаре, который находился тогда на месте нынешней площади Победы, милиционеры побили двух солдат, собралась толпа зевак. Они побили милиционеров, затем двинулись к ближайшему отделению милиции, захватили и подожгли его.

Тогда министр внутренних дел не разрешил применить оружие, и из-за этого небольшой конфликт превратился в серьёзное событие, толпа из тысяч людей побила весь город, подожгла десятки автомобилей, пришлось вводить режим чрезвычайного положения, на улицах стояли танки. Если бы в самом начале министр был бы решительным и разрешил бы стрелять в организаторов, их же легко выделить в толпе, этого побоища не было бы.

Такое же отношение должно быть и на границе, пограничники с сопредельной стороны должны знать, что если будут стрелять в наших людей, получать адекватный ответ. Тогда подобные случаи прекратятся. Повторяю, надо укреплять наши границы.

- А были такие случаи, когда наши пограничники давали отпор сопредельной стороне?

- Был такой случай, по моему, в 2002 году, когда я был губернатором. На Бургандинском массиве группа пограничников из семи солдат во главе со старшим лейтенантом увидела, что узбекская сторона передвигает пограничные щиты вглубь нашей территории. Потом мы посчитали, получилось где-то на 5-7 километров. Наша группа пошла на них с автоматами и погнала их обратно до прежней границы. Я тогда купил золотые часы, приехал в Хайдаркан, и вручил их этому лейтенанту за такие решительные действия, а солдатам объявил благодарность.

После этого подобных попыток больше не было. Тогда я предлагал построить на территории массива сёла. Меня тогда поддержали, выделили средства, нашли трубы для проведения воды в эту местность, но потом меня сняли, и планы не были реализованы. Если бы там сейчас были бы наши населенные пункты, вопрос о газохранилище уже не стоял бы. Мы упустили время.

- Из приграничных сёл уезжают местные жители, что надо сделать, чтобы остановить этот процесс?

- В 1992 году на заседании Жогорку Кенеша я уже предлагал ввести определенные льготы на приграничных территориях, создать благоприятные условия, потому что там идёт негласное соревнование между тремя республиками - кто лучше живёт. Поэтому жителям приграничных сёл необходимо уделить особое внимание.

На приграничной территории надо упразднить налог на землю, на воду, поднять пенсии, повысить зарплату учителям, медработникам, участковым, почтальонам, выдавать льготные кредиты. Если жители будут знать, что здесь они будут получать больше, чем в других районах, не будут платить налоги, да ещё им выделят льготные кредиты, конечно, не уедут.

Кроме этого государство должно обеспечить пассажирские перевозки, чтобы жители могли свободно ездить в соседние сёла, в районные центры, это тоже очень важно, потому что даже в экстренных случаях добраться до районной больницы бывает очень сложно.

Есть сёла, где половина населения живет на территории Кыргызстана, а вторая половина на территории Таджикистана. Кыргызы из этих сёл уезжают, и продают свои участки с домами таджикам, потому что они дают больше, получается такая «ползучая» миграция. К чему это может привести, можно и не говорить.

Рядом с анклавом Сох расположен наш участок площадью полторы тысячи гектаров, и со стороны Соха этот участок постепенно буквально по метру захватывается. У меня, в мою бытность губернатором, была задумка поселить там около тысячи кыргызских семей, выделив им по гектару земли, чтобы предотвратить этот процесс, но реализовать планы не успел.

- Как, на Ваш взгляд, можно решить вопрос с анклавами, в том числе, с анклавом Сох?

- По поводу анклавов, я думаю, надо постепенно смягчать пограничный режим, жители в течение столетий жили вместе, не знали границ, не знали конфликтов, торговали. Чтобы разобраться в ситуации, надо выслушать обе стороны, не быть предвзятыми, провести объяснительную работу. Ведь в анклаве Сох конфликт произошёл ещё и потому, что время для работ выбрали не подходящее, субботу- воскресенье, а все эти тонкости надо учитывать, время сейчас такое.

На территории анклава узбекская сторона расположила своих военных. Я как-то проезжал там, по-моему там был где-то полк и военная техника. Надо просто договориться с руководством Узбекистана и убрать всех военных, убрать таможенные и пограничные посты с обеих сторон, оставить только милицейские посты, чтобы проверяли документы, и всё образуется, люди сами наведут порядок, пойдёт торговля. В мою бытность губернатором я вел переговоры по этому поводу с хокимом Ферганской области, по многим вопросам мы договаривались, находили общий язык. И сейчас надо договориться и подписать соглашение.

- Что необходимо сделать, чтобы улучшить жизнь населения региона?

- Надо поднимать экономику. Были же промышленные предприятия, которые задавали тон. Сейчас всё изменилось, Кадамжайский комбинат продан казахам, и он выпускает в год сурьмы столько, сколько раньше выпускали за 20-22 дня. На предприятии работали 3,5 тыс человек, а сейчас, я точно не знаю, может быть несколько десятков. Хайдарканский ртутный комбинат ели дышит. В составе комбината был рудник Улуу-Тоо. Его продали какому-то бизнесмену, а он всё оборудование вывез и реализовал как металлолом. Сейчас осталась только сама шахта.

Сулюктинское шахтоуправление тоже передали в частные руки, сейчас там уголь добывается старыми способами, в несколько раз меньше, чем это возможно, а ведь раньше там добывалось около миллиона тонн угля в год. В Кызыл-Кие тоже добывали около миллиона тонн угля. Сейчас эти предприятия работают очень слабо. А покупаем уголь в Казахстане, и финансируем угольную отрасль соседней республики.

Надо также поднимать аграрный сектор. В Баткенской области очень много фруктов, в основном это урюк, много абрикосов, персиков, черешни. Но перерабатывающих предприятий почти нет, а они очень нужны. Это направление надо обязательно развивать.

-Но сейчас вернуть, например. Кадамжайский комбинат трудно, он же уже продан?

-Ну почему, если они не выполняют обязательства, тоже можно пересмотреть соглашение. Комбинат работает меньше месяца в год, а раньше он перерабатывал сырьё почти со всего Советского Союза. Сейчас он выпускает где-то 900 тонн сурьмы, и всего два-три вида, а в советское время выпускал около 15 тыс. тонн и 14 видов сурьмы, В девяностые годы из-за снижения потребностей в сурьме комбинат выпускал где-то 7-8 тыс тонн тыс. продукции, но в принципе, можно выпускать и больше.

- Сейчас в приграничных с анклавом Сох селах объявлен режим чрезвычайной ситуации из-за закрытия дороги через Сох узбекской стороной. А можно было бы заранее проложить дорогу в обход анклава?

-Дорогу в обход анклава надо было провести уже давно, это вполне возможно. На некоторых участках между селами бульдозером проложили грунтовую трассу, но потом забросили. Этот вопрос надо обязательно решать.

-Баткенская область и приграничные районы населены представителями разных национальностей, что необходимо сделать, чтобы сохранить межнациональное согласие?

-Межнациональных проблем в Баткенской области нет, люди живут дружно. Конфликты случаются только на границе. Поэтому надо договориться с соседними республиками и закрепить на основе соглашения все наши границы. Тогда и конфликтов не будет.

Беседовал Мирлан Алымбеков, ИАЦ «Кабар»
18 января 2013 года

 

 

Поделиться

  • print
  • Разместить на Facebook
  • Разместить на Twitter
  • Разместить ВКонтакте
  • Разместить в LiveInternet
  • Разместить на Одноклассниках
  • Разместить в LiveJournal
  • Разместить в Мой Мир
  • MSZN
  • FPI
  • banner