ИАЦ "Кабар"

Ноябрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30      
19/12 17:07
 

ИАЦ «Кабар». Политический аспект сопряжения ЕАЭС и Великого Шелкового пути: Интересы и роль Кыргызстана

 ИАЦ «Кабар». Политический аспект сопряжения ЕАЭС и Великого Шелкового пути: Интересы и роль Кыргызстана

8 мая 2015 года в рамках визита председателя КНР в РФ Си Цзиньпина было подписано заявление о сопряжении ЕАЭС и ЭПШП. Казахстан также выразил готовность совместить с Экономическим поясом национальный план развития инфраструктуры «Нурлы Жол». 28 июня 2016 года премьер Госсовета КНР Ли Кэцян на встрече с премьер-министром Кыргызстана Сооронбаем Жээнбековым заявил о важности реализации ряда крупных проектов, в частности, строительства железнодорожной магистрали Китай – Кыргызстан – Узбекистан. Аналогичные соглашения были достигнуты с Беларусью и Таджикистаном.

Заместитель министра экономики КР Алмаз Сазбаков подчеркивает, что реализация Экономического пояса шелкового пути (ЭПШП) позволит укрепить экономические связи Китая со странами Центральной Азии и найти пути торгово-экономического сближения с Европейским союзом. Кроме того, ЕАЭС и ЭПШП не только не противоречат с экономической точки зрения, но и взаимно дополняют друг друга. Планируется, что Экономический пояс Шелкового пути также будет стимулировать кооперацию в транспортной сфере и, соответственно, поощрять развитие общего регулирования транспортно-логистического сегмента рынка. Замминистра также говорит, что для стран Евразийского экономического союза ЭПШП даст приток инвестиций. В долгосрочной перспективе это может стать ключевым для роста других отраслей экономики, в том числе промышленности.

Более того, реализация инфраструктурных и промышленных проектов Китая в странах ЕАЭС, как отмечают эксперты, является основной возможностью союза и Экономического пояса Шелкового пути. На этом фоне Кыргызстан, будучи участником Евразийского союза и государством, которое находится непосредственно на пути реализации нового Шелкового пути Китая, сможет получить серьезный импульс для развития своей экономики и транзитного потенциала. Также у Кыргызстана есть возможность развить инфраструктуры республики в рамках участия в двух проектах.

О политических аспектах сопряжения ЕАЭС и Великого Шелкового пути, а также интересах и роли Кыргызстана поделился политолог, эксперт по международным делам, конфликтологии Эдил Осмонбетов.

По мнению Э.Осмонбетова, сопряжение ЕАЭС и ЭШПШ является перспективной идеей, которая позволит решить множественные задачи Евразии и государств Центральной Азии, в том числе Кыргызстана.

«Идея Шелкового пути Китая развивается с 90-х гг, и она подразумевает соединение Китая со странами Европы. И в последние годы мы можем наблюдать ее реализацию. Но ее воплощению мешали два фактора: нестабильная ситуация в Центральной Азии и Афганистан», - говорит он.

Заявленная в сентябре 2013 года председателем КНР Си Цзиньпинем новая Концепция нового Шелкового пути под лозунгом «Один пояс – Один путь» является глобальной стратегией КНР, включающей в себя множество проектов - Экономический пояс Шелкового пути, сухопутный Шелковый путь, Морской Шелковый путь 21 века и т.д. Задача реализации нового Шелкового пути, по мнению эксперта по международным делам, заключается в увеличении инфраструктурных проектов Китая. Кроме того, это позволит Китаю добиться основной цели, которая также несет положительный характер для всех стран Центральной Азии и Евразии - дать экономическое процветание путем предоставления выхода к морю и на мировые рынки.

«И в этом отношении Концепция Новый Шелковый путь позволит открыть Центральную Азию и тем самым решить экономические вопросы, которые имеются в странах Евразии», - подчеркивает политолог.

Тут, как говорит Э.Осмонбетов, также происходит объединение разных проектов разных стран, куда можно отнести и Монголию, и Афганистан. Ну а если брать более глобально, то и страны Ближнего Востока.

Эксперт не видит ничего плохого от идеи сопряжения ЕАЭС и Шелкового пути, поскольку она является хорошей.

Э.Осмонбетов выделяет три основных геополитических интереса Китая от реализации глобального проекта.

Во-первых, будут построены новые транспортные коридоры, которые серьезно сократят время перевозки грузов и товаров из Китая в Европу. Если морским путем на доставку товаров и грузов уходит 45 – 60 дней, то по сухопутному Шелковому пути весь процесс будет занимать всего 10-13 дней. Такая оптимизация поставки товаров, говорит политолог, резко удешевит цену китайских товаров. Тем самым Китай укрепит свое положение на азиатских и европейских рынках, а в перспективе и на африканском континенте. Не военным путем, а именно экономическим, отмечает политолог. Стоит отметить, что уже сейчас Китай имеет серьезное присутствие в африканских странах.

Второй интерес Китая – завоевание новых рынков. В последние годы в китайской экономике происходит замедление. Для того чтобы происходило дальнейшее развитие, необходимо изменить образ жизни миллионов китайцев. Даже для Китая человеческий ресурс не безграничный. И вот этот экономический рост и развитие позволит решить вопрос занятости граждан КНР, а также экономические проблемы.

Третий интерес – это то, что китайские железнодорожные и строительные компании хотят выйти за пределы границ КНР. Китай заинтересован в строительстве железных дорог с третьими странами, чтобы выстроить новые интегрированные с внутренними китайскими железными дорогами внешние транспортные узлы и вовлечь в свою орбиту другие страны.

Интерес Кыргызстана в сопряжении двух проектов

По словам политолога, у Кыргызстана тоже есть свои интересы в сопряжении ЕАЭС и ЭПШП, но есть одна проблема, выражающаяся в коллективно-бессознательном понимании. «Есть такой миф или страхи перед Китаем, как китайская угроза, которая присутствует и во всех странах СНГ. Эти вещи на психологическом или ментальном уровне мешают развитию многих проектов стран», - отмечает он.

Кроме того, говорит Э.Осмонбетов, есть страны, которые хотят стать в Центральной Азии транзитными государствами и чтобы весь транзит шел через них. «Ведь это большие деньги. В качестве примера можно говорить о том же самом Казахстане и России. Ведь если транзит пойдет по их территории, то это станет дополнительным вливанием средств в бюджет этих стран. Есть также идеи отдать Кыргызстану ответвленную ветку, не основную, а это не выгодно нашей стране. Поэтому это довольно сложный вопрос», - добавил эксперт.

Национальные интересы Кыргызстана в реализации Великого Шелкового пути состоят в том, чтобы зарабатывать на транзите и получить выход на мировые рынки и, таким образом стать участником процесса глобализации.

По словам эксперта, полноценного экономического развития регионов Кыргызстана невозможно достичь без приграничной торговли или выхода на мировые рынки.

Ускоренное экономическое развитие при учете национальных, экономических и геополитических интересов Кыргызстана повысит уровень жизни и тем самым станет основой для укрепления политической стабильности в странах ЕАЭС и Евразии. «Проект Новый Шелковый путь должен стать символом экономического становления и укрепления всей Евразии», - говорит Э. Осмонбетов.

«С точки зрения глобального мышления – мы должны смотреть в будущее. Все страны в последние 10 лет уже влияют на процессы, происходящие в мире. То есть, если что-то происходит в Америке или Африке, то это отражается в Европе или в другой части мира. Страны, которые хотят в будущем экономически процветать и быть политически стабильными, должны быть в тренде и находить экономические импульсы, чтобы потом развиваться, но с учетом национальных интересов», - говорит он.

«Недавно Президент А.Атамбаев заявил, что нам не нужны старшие братья. Мы должны стать полноценным и равноправным партнером. Поэтому нужно, чтобы учитывались геополитические интересы Кыргызстана», - добавил Э.Осмонбетов.

Перенос мощностей из Китая

В этом вопросе необходимо проявить осторожность. Поскольку Китай в настоящее время активно развивается, и эта страна отказывается от устаревшей модели экономики. То есть Китай не хочет больше быть «мастерской мира» и хочет, чтобы малоэффективные и несовременные виды производства были перенесены на территории сопредельных государств. «С одной стороны, эта идея привлекательна – появятся рабочие места и будут строиться заводы. Но тут надо понимать, что эта модель экономического развития старая. Почему они от нее избавляются? Потому что они хотят инновационную и современную экономику. Кроме того, технологический процесс у них экологически нечистый и устаревший. В Китае серьезно загрязнена окружающая среда. Поэтому необходимо отнестись внимательно к экологическим и технологическим аспектам этого вопроса. Ведь может произойти так, что все это приведет к отрицательным экологическим последствиям. С одной стороны, мы будет экономически развиваться, а с другой стороны, нанесем колоссальный экологический ущерб уникальной природе Кыргызстана», - говорит Э.Осмонбетов.

Он также отмечает, что промышленное производство, конечно, нужно. Но нужны и инновации, и поэтому нужно соблюсти баланс.

ЕАЭС, ЭПШП и ВТО - найдется ли точка соприкосновения между тремя проектами?

Страны ЕАЭС по своему экономическому потенциалу находятся на субрегиональном уровне. В глобальном плане для Китая ЕАЭС не является конкурентом. ЕАЭС привлекателен для Китая как минерально-сырьевая база для получения полезных ископаемых и транзитная территория.
В виду того, что весь мир входит в ВТО, то и точки соприкосновения, конечно, будут. Как считает Э.Осмонбетов, надо также понимать, что страны ЕАЭС мало что могут экспортировать на мировые рынки, кроме энергоресурсов, вооружения и незначительного числа товаров.
Он также указывает на необходимость учитывать и другой момент, о котором говорят многие уже давно. Экономический центр силы переносится в Азиатско-Тихоокеанский регион и это – неизбежный процесс.

Эрмек Абдрисаев,
ИАЦ «Кабар»

Поделиться

  • print
  • Разместить на Facebook
  • Разместить на Twitter
  • Разместить ВКонтакте
  • Разместить в LiveInternet
  • Разместить на Одноклассниках
  • Разместить в LiveJournal
  • Разместить в Мой Мир
  • MSZN
  • FPI
  • banner