Июль 2020
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31    
27/02 17:10
 

Участник ОсОО «Ареопаг-Бишкек» Президенту КР А. Атамбаеву о том, как победить коррупцию в стране

Бишкек, 27 февраля /Кабар/. Сегодня адвокат Ренат Медетбеков в интересах единственного участника ОсОО «Ареопаг-Бишкек» ОсОО «ИнвестТел» заявил отвод судье Первомайского районного суда города Бишкек Абдуразаку Боромбаеву при рассмотрении жалобы ОсОО «ИнвестТел» на отказ старшего следователя по особо важным делам Генеральной прокуратуры Кыргызской Республики Ж. Исмаилова в возбуждении уголовного дела в отношении бывшего специального администратора ОсОО «Ареопаг-Бишкек» Рахатбека Дуйшембиева за злоупотребление должностным положением при отчуждении трех объектов недвижимости ОсОО «Ареопаг-Бишкек»: 1) части нежилого помещения, находящегося по адресу: г. Бишкек, проспект Манаса, 57, идентификационный код 1-02-03-0026-0006-01-055; 2) части нежилого помещения (магазина), находящегося по адресу: г. Бишкек, бульвар Эркиндик, 43, идентификационный код 1-02-03-0006-0037-01-001; 3) части нежилого помещения, находящегося по адресу: г. Бишкек, улица Льва Толстого, 2а, идентификационный код 1-02-01-0059-0034-01-078.

Заявление об отводе судьи А. Боромбаева было направлено также Президенту Алмазбеку Атамбаеву и Совету обороны, поскольку в заявлении объясняется, как победить коррупцию в Кыргызской Республике.

Полный текст заявления:

«Судье Первомайского районного суда города Бишкек Боромбаеву А.Э.

Президенту Кыргызской Республики Атамбаеву А.Ш.

Совет обороны Кыргызской Республики

 

ЗАЯВЛЕНИЕ
об отводе судьи Боромбаева А.Э. в ходе судебного заседания

No brilliance is required in law, just common sense and relatively clean fingernails.
- John Mortimer

18 ноября 2011 года я подавал заявление на 26 страницах Генеральному прокурору Кыргызской Республики о возбуждении уголовного дела в отношении бывшего специального администратора ОсОО «Ареопаг-Бишкек» Дуйшембиева Рахатбека Токталиевича и привлечении к уголовной ответственности исполняющей обязанности директора филиала ЗАО «БТА Банк» Батыркожоевой Эльмиры Турдуевны, директора ОсОО «ТОППЕР» Элакунова Искендера Шамильевича, стоящих за ОсОО «InCo Invest» и ОсОО «Opal Company» лиц и Саттарова Мыктыбека Осмоновича в качестве соучастников (заявление находится в судебном материале; заявление можно также посмотреть на сайте КНИА «КАБАР», в рубрике «Бизнес», 18/11/2011 18:40, по ссылке для открытия или сохранения документа Microsoft Word).

13 января 2012 года я получил ответ Генеральной прокуратуры Кыргызской Республики от 20 декабря 2011 года № 9/16-11, в котором старший следователь по особо важным делам Исмаилов Ж. сообщил мне, что мое заявление от 18 ноября 2011 года о возбуждении уголовного дела в отношении Дуйшембиева и других лиц рассмотрено и по результатам проверки принято решение об отказе в возбуждении уголовного дела по пункту 2 части 1 статьи 28 Уголовно-процессуального кодекса Кыргызской Республики за отсутствием в действиях указанных лиц состава преступления.

Я обратился в Первомайский районный суд города Бишкек с жалобой на отказ в возбуждении уголовного дела. В Первомайском районном суде материал был принят к рассмотрению судьей Боромбаевым Абдуразаком Эсентаевичем.

Заседание по рассмотрению материала было проведено судьей Боромбаевым 20 февраля 2012 года. На заседании я сделал дополнение к жалобе (дополнение к жалобе можно посмотреть на сайте КНИА «КАБАР», в рубрике «Бизнес», 21/02/2012 16:59).

В дополнении к жалобе я указал, что старший следователь Исмаилов совершил преступление, предусмотренное статьей 323 Уголовного кодекса Кыргызской Республики «Заведомо незаконный отказ в возбуждении уголовного дела».

К такому выводу я пришел по следующим причинам.

Мое заявление о возбуждении уголовного дела, адресованное в Генеральную прокуратуру, состояло из трех частей:

- первая часть (1-15 страницы заявления) – это факты о совершенных Дуйшембиевым и его соучастниками действиях;

- вторая часть (15-25 страницы заявления) – это мои пять выводов о совершении Дуйшембиевым и его соучастниками преступлений, основанные на указанных фактах;

- третья часть (25-26 страницы заявления) – это мое требование о возбуждении уголовного дела в отношении Дуйшембиева и его соучастников.

Старший следователь Исмаилов в постановлении от 20 декабря 2011 года об отказе в возбуждении уголовного дела полностью подтвердил все изложенные мной факты о совершенных Дуйшембиевым и его соучастниками действиях, не опровергнул ни одного из моих пяти выводов, но вынес решение об отказе в возбуждении уголовного дела со ссылкой на выводы гражданского суда, не рассматривавшего и не имевшего права рассматривать мое заявление о возбуждении уголовного дела.

Это обстоятельство говорило о двух вещах:

- первая вещь – это то, что старший следователь Исмаилов не выполнил требований статей 150, 156 и 156-1 Уголовно-процессуального кодекса и не указал в постановлении об отказе в возбуждении уголовного дела, почему отчуждение Дуйшембиевым трех объектов недвижимости ОсОО «Ареопаг-Бишкек» с извлечением выгод для ЗАО «БТА Банк», ОсОО «ТОППЕР», ОсОО «InCo Invest», ОсОО «Opal Company», Саттарова М.О. и стоящих за ними лиц и причинением ОсОО «Ареопаг-Бишкек» особо крупного ущерба на сумму не менее $509,266.93 плюс 1 743 546 сомов 74 тыйына не является со стороны Дуйшембиева злоупотреблением должностным положением;

- вторая вещь – это то, что старший следователь Исмаилов совершил преступление, предусмотренное статьей 323 Уголовного кодекса Кыргызской Республики «Заведомо незаконный отказ в возбуждении уголовного дела».

На этом основании я просил судью Боромбаева признать незаконным решение старшего следователя Исмаилова об отказе в возбуждении уголовного дела и направить отказной материал прокурору для принятия законного решения.

Но судья Боромбаев, заслушав мнение участвующего в рассмотрении материала прокурора, не стал выносить постановление по моей жалобе, а объявил «перерыв» в заседании (до 22 февраля 2012 года до 17 часов). Я не стал возражать против этого «перерыва» и пошел навстречу судье Боромбаеву, принимая его за незаинтересованное лицо и полагая, что время ему понадобилось для того, чтобы разобраться в материале с учетом сделанного мной дополнения к жалобе.

Но я ошибся. После «перерыва» в зале судебного заседания появился Дуйшембиев с претензией на участие в рассмотрении материала. Судья Боромбаев тут же возвел Дуйшембиева в ранг участника процесса, объявив ему состав суда, объявив ему секретаря судебного заседания, объявив ему прокурора, испросив у него доверие к суду, испросив у него доверие к секретарю, испросив у него доверие к прокурору, и разъяснив ему права участника процесса.

Воспользовавшись этим, Дуйшембиев заявил, что он не знаком с моей жалобой, и попросил судью Боромбаева дать ему время для ознакомления с моей жалобой и отложить заседание. Однако, объясняя суду по моей просьбе, каким же тогда образом он вообще узнал о том, что в Первомайском районном суде идет процесс, он сказал, что прочитал мою жалобу утром по Интернету на сайте «КАБАР».

Я немедленно заявил возражение против участия Дуйшембиева в процессе со ссылкой на статью 131 Уголовно-процессуального кодекса на том основании, что Дуйшембиев не является лицом, чьи интересы непосредственно затрагиваются обжалуемым решением.

Несмотря на это, судья Боромбаев допустил Дуйшембиева к участию в процессе, заявив мне: «Я считаю, что Вашим заявлением о возбуждении уголовного дела в отношении Дуйшембиева интересы Дуйшембиева затрагиваются. Поэтому я допускаю Дуйшембиева к участию в процессе и даю ему время для ознакомления с жалобой. В понедельник 27 февраля 2012 года в 16 часов мы продолжим судебное заседание. Объявляется перерыв. Вы согласны?»

Я ответил судье Боромбаеву: «Нет, я не согласен. Это Ваше решение».

Поскольку после принятия судьей Боромбаевым решения о допуске Дуйшембиева к участию в процессе был объявлен второй «перерыв», то сейчас, 27 февраля 2012 года, как только заседание продолжено, я сразу же заявляю отвод судье Боромбаеву по основанию, которое стало известно мне перед объявлением второго «перерыва».

Во-первых, Дуйшембиев врал, как минимум, в одном из двух случаев:

- в том случае, если Дуйшембиев действительно не был знаком с моей жалобой, тогда он врал, что прочитал мою жалобу в Интернете. В этом случае он мог появиться в зале судебного заседания 22 февраля 2012 года с претензией на участие в рассмотрении материала только в том случае, если его в процесс позвал сам судья Боромбаев. Тогда становится понятным, для чего судья Боромбаев объявил первый «перерыв» в заседании 20 февраля 2012 года;

- в том случае, если судья Боромбаев не звал Дуйшембиева в процесс, и Дуйшембиев действительно узнал о том, что в Первомайском районном суде идет процесс, потому что он прочитал мою жалобу утром 22 февраля 2012 года в Интернете, тогда Дуйшембиев врал, что не был знаком с моей жалобой. В этом случае судья Боромбаев не должен был давать ему время для ознакомления с моей жалобой и объявлять второй «перерыв» в заседании.

Но в каком бы из этих случаев ни врал Дуйшембиев, судья Боромбаев в любом случае проявлял заинтересованность в процессе: и тогда, когда он объявлял первый «перерыв» в заседании 20 февраля 2012 года, чтобы позвать в процесс Дуйшембиева, и тогда, когда он объявлял второй «перерыв» в заседании, чтобы выиграть время для представления Дуйшембиевым возражений на мою жалобу.

Во-вторых, и это главное, в соответствии с частью 1 статьи 131 Уголовно-процессуального кодекса постановления следователя об отказе в возбуждении уголовного дела могут быть обжалованы в суд как решения следователя, которые способны затруднить доступ граждан к правосудию.

В соответствии с частью 3 статьи 131 Уголовно-процессуального кодекса судья проверяет законность и обоснованность решений следователя в судебном заседании с участием заявителя и его защитника, законного представителя или представителя, если они участвуют в уголовном деле, иных лиц, чьи интересы непосредственно затрагиваются обжалуемым решением, а также с участием прокурора.

То, что Дуйшембиев не является ни заявителем, ни защитником заявителя, ни законным представителем заявителя, ни представителем заявителя, ни прокурором, это очевидно.

Но Дуйшембиев также не является и лицом, чьи интересы непосредственно затрагиваются обжалуемым решением, поскольку обжалуемым решением является только постановление старшего следователя Исмаилова об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении Дуйшембиева.

Постановлением старшего следователя Исмаилова об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении Дуйшембиева непосредственно затрагиваются только мои интересы как заявителя, поскольку это я считаю, что Дуйшембиев совершил преступление и это мне постановлением старшего следователя Исмаилова об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении Дуйшембиева затруднен доступ к правосудию.

А интересы Дуйшембиева от постановления старшего следователя Исмаилова об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении Дуйшембиева не только не страдают, но еще и выигрывают. Тогда что Дуйшембиев здесь вообще делает? Почему судья Боромбаев вообще допустил его к участию в этом процессе?

Да потому, что старший следователь Исмаилов не оставил судье Боромбаеву ни одного шанса на то, чтобы отказать мне в удовлетворении моей жалобы. Потому, что в постановлении старшего следователя Исмаилова об отказе в возбуждении уголовного дела не опровергнут ни один сообщенный мной факт и ни один мой вывод о совершении Дуйшембиевым и его соучастниками преступлений. И вот для того, чтобы судья Боромбаев мог оспорить какие-то факты или выводы в моем заявлении о возбуждении уголовного дела (чтобы потом на основании этого оспаривания отказать мне в удовлетворении моей жалобы), вот для этого судья Боромбаев и допустил к участию в процессе Дуйшембиева, сделав дыру, через которую рейдеры, грабящие ОсОО «Ареопаг-Бишкек», сейчас будут вливать в процесс «мутную воду», в которой судья Боромбаев будет ловить свою «рыбку».

Именно поэтому судья Боромбаев и перекинулся с рассмотрения моей жалобы, которая является предметом настоящего рассмотрения в суде, на мое заявление о возбуждении уголовного дела, которое не является предметом настоящего рассмотрения в суде. Именно поэтому судья Боромбаев и заявил мне в заседании 22 февраля 2012 года: «Я считаю, что Вашим заявлением о возбуждении уголовного дела в отношении Дуйшембиева интересы Дуйшембиева затрагиваются».

20 февраля 2012 года я направил заявление Генеральному прокурору Кыргызской Республики Саляновой А.Ж. о возбуждении уголовного дела в отношении судей Бишкекского городского суда за вынесение заведомо неправосудного судебного определения по другому материалу, также вытекающему из процесса банкротства ОсОО «Ареопаг-Бишкек».

В том заявлении я указал, что в настоящее время в Кыргызской Республике возбуждается только три категории уголовных дел:

- 1-ая категория – это уголовные дела, возбужденные по команде сверху;

- 2-ая категория – это уголовные дела, возбужденные за взятку;

- 3-я категория – это подавляющее большинство уголовных дел, возбужденных лишь потому, что подозреваемый не смог откупиться от следователя, прокурора или суда.

И хотя в каждой из этих категорий дел могут быть дела, возбужденные или ведущиеся при наличии действительных оснований, эти основания не играют при принятии решения никакой роли. Роль играют только деньги или команда сверху. Вот это и есть коррупция (копия заявления прилагается; заявление можно также посмотреть на сайте КНИА «КАБАР», в рубрике «Бизнес», 20/02/2012 17:15).

30 января 2012 года Президент Атамбаев А.Ш. заявил на заседании Совета обороны: «Сегодня у руководства Кыргызстана есть политическая воля искоренить коррупцию. В первоочередном порядке необходимо очистить от коррупционеров правоохранительные и судебные органы. Особую горечь и возмущение вызывают у всего нашего народа суды и судьи. Как можно победить коррупцию, если любое дело цинично «разваливается» в суде самым наглым образом?»

Президент прав. Коррупция действительно достигла того уровня, когда следователи, прокуроры и судьи обнаглели настолько, что злоупотребление своими полномочиями при решении каждого вопроса они рассматривают только как возможность в очередной раз поживиться, а не как опасность, что в случае злоупотребления им придется отвечать.

Но коррупция – это не вымогательство взятки. Это не тогда, когда Государственный комитет национальной безопасности Кыргызской Республики ловит гаишников, которые потом вешаются на женских шарфах в камерах следственного изолятора. Коррупция – это тот вид взяточничества, когда ни взяткодатель, ни взяткополучатель не заинтересованы в огласке факта взяточничества. А это значит, что коррупцию практически невозможно доказать.

По этой причине с коррупцией нельзя эффективно бороться, «хлопая» гаишников на дорогах, устанавливая подслушивающие устройства, видеокамеры, обязывая чиновников декларировать свои доходы (расходы), освобождая взяточников от уголовной ответственности, и т.п. В этой стране с такими лживыми и изворотливыми чиновниками подобные меры, в лучшем случае, сведутся к имитации борьбы с коррупцией. В этой стране с коррупцией можно эффективно бороться, только просто наказывая чиновника за каждое совершенное им правонарушение, потому что в основе любого факта коррупции всегда лежит совершенное чиновником правонарушение.

Если мы добьемся искоренения правонарушений, коррупция исчезнет сама собой, поскольку никто не будет платить чиновнику взятку, если будет знать, что чиновник не сможет нарушить закон. А факт нарушения закона легко доказать. Этот факт всегда лежит на поверхности.

Поэтому я публично доказываю, что старший следователь Исмаилов заведомо незаконно отказал в возбуждении уголовного дела в отношении Дуйшембиева и других лиц. Я также смогу публично доказать, если судья Боромбаев вынесет заведомо неправосудное судебное постановление, подготовку к которому он уже начал в тот момент, когда допустил Дуйшембиева к участию в этом процессе. И это будет настоящая борьба с коррупцией.

Если судья Боромбаев будет точно знать, что за вынесенное им заведомо неправосудное судебное постановление он будет уволен и привлечен к уголовной ответственности, и ему не помогут его вышестоящие покровители, тогда он не станет покрывать старшего следователя Исмаилова.

Если старший следователь Исмаилов будет точно знать, что за заведомо незаконный отказ в возбуждении уголовного дела в отношении Дуйшембиева он будет уволен и привлечен к уголовной ответственности, и ему не помогут его вышестоящие покровители, а судья Боромбаев признает незаконным его постановление об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении Дуйшембиева, тогда он не станет покрывать рейдеров, грабящих ОсОО «Ареопаг-Бишкек».

Если рейдеры будут точно знать, что за отчуждение трех объектов недвижимости ОсОО «Ареопаг-Бишкек» с извлечением выгод для ЗАО «БТА Банк», ОсОО «ТОППЕР», ОсОО «InCo Invest», ОсОО «Opal Company», Саттарова М.О. и стоящих за ними лиц и причинением ОсОО «Ареопаг-Бишкек» особо крупного ущерба на сумму не менее $509,266.93 плюс 1 743 546 сомов 74 тыйына старший следователь Исмаилов возбудит уголовное дело, а уголовный или гражданский суд возместит за их счет весь причиненный ОсОО «Ареопаг-Бишкек» ущерб, тогда Дуйшембиев не станет злоупотреблять должностным положением.

Вот так должна работать схема борьбы с коррупцией! Так и никак иначе! И для этого не нужно ничего, кроме политической воли и чистых рук. А это значит, Президент Атамбаев, что борьба с коррупцией может не дать результатов только в одном случае: если она будет блокирована сверху, т.е. Вами и Вашей командой!

В соответствии с пунктом 3 статьи 70 Уголовно-процессуального кодекса судья не может участвовать в рассмотрении дела, если имеются любые обстоятельства, вызывающие сомнение в беспристрастности судьи.

В соответствии со статьей 72 Уголовно-процессуального кодекса при наличии обстоятельств, вызывающих сомнение в беспристрастности судьи, судье может быть заявлен отвод сторонами. Отвод должен быть заявлен до начала судебного разбирательства. В ходе дальнейшего судебного заседания заявление об отводе допускается лишь в случае, когда основание для него ранее не было известно стороне.

Поскольку допуск судьей Боромбаевым Дуйшембиева в процесс совершен в нарушение части 3 статьи 131 Уголовно-процессуального кодекса, а также поскольку судья Боромбаев подменил предмет рассмотрения с моей жалобы, которая была подана в суд, на мое заявление о возбуждении уголовного дела, которое было подано в Генеральную прокуратуру, это вызывает у меня сомнения в беспристрастности судьи Боромбаева. При таких обстоятельствах я имею полное субъективное право считать, что действия судьи Боромбаева были направлены на вброс через Дуйшембиева в процесс данных, которые должны были использоваться судьей Боромбаевым для вынесения заведомо неправосудного судебного постановления и отказа мне в удовлетворении моей жалобы. А это значит, что судья Боромбаев должен быть отведен от рассмотрения настоящего материала.

Я заявляю отвод судье Боромбаеву в ходе судебного заседания, потому что незаконный допуск Дуйшембиева в процесс и подмена предмета рассмотрения были совершены судьей Боромбаевым непосредственно перед объявлением второго «перерыва».

Бизнес-инфо
 

Поделиться

  • print
  • Разместить на Facebook
  • Разместить на Twitter
  • Разместить ВКонтакте
  • Разместить в LiveInternet
  • Разместить на Одноклассниках
  • Разместить в LiveJournal
  • Разместить в Мой Мир
  • MSZN
  • FPI
  • banner