СМИ о KG

Сентябрь 2019
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
            1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30            
29/11 15:34
 

"Forbes.kz": "Поединок с собой" или как соседнее государство от отчаяния душит кыргызский бизнес

"Forbes.kz": "Поединок с собой" или как соседнее государство от отчаяния душит кыргызский бизнес

Forbes Kazakhstan. Как Казахстан теряет миллиарды и контроль над транзитным потоком Китай – Европа

В начале сентября Национальным бюро по противодействию коррупции (ныне – агентство) при получении взятки в размере $1 млн с поличным был задержан президент Международного центра приграничного сотрудничества «Хоргос» Василий Ни.

«Следствием установлено, что президент Международного центра приграничного сотрудничества «Хоргос» Ни В. путем вымогательства, через своего подчиненного, руководителя отдела по работе с инвесторами Сайдуллаеву М., получил взятку в сумме $1 млн от представителя ТОО «Хоргос Тюльпан» за положительное решение результатов инвестиционного тендера», – говорится в официальном сообщении ведомства. В настоящее время Ни арестован на два месяца, до начала ноября.

Напомним, МЦПС «Хоргос» состоит из казахстанской и китайской частей, расположенных на приграничных сопредельных территориях двух государств. Общая площадь объекта 560 га, две его части соединены специальным переходом, проходящим через государственную границу. В пределах территории МЦПС товары и транспортные средства перемещаются свободно, без необходимости оформления виз.

Всего план застройки «Хоргоса» включает 39 разных объектов – от города ремесленников и Казахстанско-Китайского университета до торгово-развлекательных центров и жилых комплексов. Общая стоимость проекта – около 400 млрд тенге.

Отличная теория

Китай и Казахстан начали обсуждать проект создания МЦПС еще 14 лет назад. Первые лица государств не скрывали оптимизма касательно будущего перехода, который удачно укладывается в транспортный коридор Китай – Европа.

«Китай – наш большой торговый партнер. Объемы торговли составляют $25 млрд, – говорил Нурсултан Назарбаев в 2012 году. – Одна станция уже не успевала справляться. С председателем Китая Ху Цзиньтао еще в 2002 году мы впервые начали этот разговор. Появился еще один переход. Теперь самое главное, чтобы они начали принимать наши поезда, и тогда здесь пойдет совсем другая жизнь. Грузопоток увеличится, от нас и оттуда пойдут грузы. Все ждут, вся Центральная Азия, Россия…Можно будет увеличить до 50 миллионов тонн поток грузов».

Несмотря на жесткие требования к инвесторам, интерес к МЦПС со стороны зарубежного капитала и иностранных государственных миссий весьма высок.

«Развитие сотрудничества с китайскими партнерами является одним из ключевых направлений работы нашего офиса, – рассказала Forbes Kazakhstan руководитель казахстанского филиала международной транспортно-экспедиторской компании C. Spaarmann International GmbH Айнур Абдина. – Компания располагает такими офисами на всей протяженности «Шелкового пути». Офисы в Германии (Дуисбург, Гамбург, Форст) могут как отправлять, так и получать грузы из Китая с полной таможенной очисткой. Офисы в Польше, Чехии, на Украине, в России, Азербайджане также заинтересованы в развитии данного направления. Логичным продолжением выстраивания этой цепочки, наряду с действующими представительствами в Астане и Алматы, является офис в приграничной зоне Хоргос».

Привет, сосед

Несколько лет назад Казахстан и впрямь стал стремительно превращаться в мощный транзитный хаб. После предыдущего «хоргосского дела» наша граница на какое-то время стала образцом ведения бизнеса: росли налоговые поступления, таможенные сборы, работали уполномоченные экономические операторы (УЭО).

Согласно данным, предоставленным Комитетом государственных доходов Минфина, в 2010 году в бюджет было взыскано таможенных платежей и налогов с товаров, ввезенных автотранспортом с территории Китая, на сумму 27,46 млрд тенге. После введения института УЭО эта цифра выросла в разы: в 2012 году – до 71,2 млрд тенге, в 2013-м – до 101,8 млрд тенге, в 2014-м – до 103,85 млрд тенге. Однако в 2015-м произошло значительное падение – до 72,9 млрд тенге. Произошло это из-за того, что число УЭО выросло в сотни раз, снова началась коррупция.

Делать таможенную очистку товара в Казахстане стало невыгодно. К примеру, фактические затраты на очистку 20-тонного грузовика с персиками составляют около $5 тыс. В Киргизии же эта сумма гораздо меньше – всего около $2,2 тыс. Естественно, весь поток ушел туда.

Бизнесмены, которые возят товары из Китая, говорят, что нашим контролирующим органам такое положение дел не нравится, но вместо каких-то мер по улучшению ситуации на границе они принялись намеренно «душить» киргизский транзит.

В распоряжении Forbes Kazakhstan имеется любопытный документ за подписью заместителя председателя Комитета госдоходов Госмана Амрина. По словам «транзитчиков», он используется на границе с Китаем, чтобы с пристрастием досматривать автомобили с грузом, направляющиеся в Киргизию. Судя по всему, это внутриведомственное письмо, которое было разослано сотрудникам.

В документе говорится, что «проведенный комитетом мониторинг товаров, следующих из КНР в Кыргызскую Республику через территорию Казахстана, в соответствии с процедурой таможенного транзита, показал резкое увеличение объема перевозок в первом полугодии 2016 года по сравнению с аналогичным периодом 2015 года». При этом уточняется, что основной рост приходится на автомобильный транспорт. «Если в первом полугодии 2015 года объем транзитных грузов из КНР в Кыргызскую Республику составил 780 тонн, то в первом полугодии 2016-го – 40,5 тыс. тонн. Таким образом, транзит товаров из КНР в Кыр­гызскую Республику автомобильным транспортом увеличился в 52 раза. Сложившаяся ситуация носит в себе явные признаки организации крупного канала контрабанды», – делается неожиданный вывод. То есть получается, что данный рост априори не может быть легальным.

С помощью этого письма чиновники, игнорируя нормативы ЕАЭС (куда входит и Киргизия), «взяли за горло» весь транзитный поток автотранспорта из КНР в КР. Машины начали тормозить и держать по несколько дней на таможенных постах.

«Они ищут у нас нарушения, хотя не имеют на это права: мы же едем транзитом в Киргизию и растаможиваться будем там. Там нас и должны досматривать, – сетует попросивший не называть его имя предприниматель, который возит из Китая товары народного потребления. – Конечно, мы терпим убытки. Но по-настоящему безнадежная ситуация сложилась у тех, кто поставляет фрукты и овощи – это же скоропортящийся товар. Как-то были задержаны несколько машин с персиками, апельсинами, яблоками. Их продержали на посту «Алмалы» несколько дней, и груз пропал».

Что происходит? Ответ прост: наши контролирующие госдоходы органы решили завернуть следующие транзитом по Алматинской области грузы в Алматы, фактически принуждая бизнесменов к растаможке.

Forbes Kazakhstan направил письмо руководителю ДГД по южной столице Марату Султангазиеву, чтобы получить официальный комментарий – для чего транзитный поток из КНР в КР заводится из области в город. Ответа мы не получили.

Вопросы к чиновникам возникают и у депутатов, которые указывают, что из-за проведения необоснованных проверок нарушаются договорные обязательства предпринимателей. «По данным Счетного комитета, в 2015 году подразделениями КГД при проведении порядка 36 тыс. досмотров выявлено лишь 103 нарушения таможенного законодательства. Одной из причин этого является слабое методическое обеспечение системы управления рисками (СУР). Она не позволяет получать должную информацию о результатах применения мер по минимизации рисков для решения контрольно-аналитических задач. По результатам применения СУР проведено 1455 таможенных экспертиз с выявлением всего 13 фактов нарушений таможенного законодательства. При этом в некоторых случаях стоимость партии товаров, по которым СУР была назначена экспертиза, составляла всего от 6 до 200 долларов», – отмечает мажилисмен, член совета по противодействию коррупции и теневой экономики Национальной палаты предпринимателей «Атамекен» Аманжан Жамалов.

Он также подчеркивает, что отсутствие ясной правовой регламентации таможенного контроля создает условия для коррупционных рисков. Так, Кодекс о таможенном деле устанавливает для таможенных органов необоснованно широкие дискреционные полномочия (когда какие-либо меры применяются по личному усмотрению сотрудника. – Прим. ред.). Ничем не ограниченное право на истребование дополнительных документов создает возможности для должностных злоупотреблений.

Московское прикрытие

Всего из Китая в Киргизию возили скоропортящийся груз пять основных перевозчиков. Примерный месячный товарооборот только по одной этой позиции – $30 млн. Минимум столько же, а вероятно, и больше приходится на месячный оборот ТНП. То есть вместе с другими позициями речь идет о товарном потоке с месячным оборотом около $100 млн, или примерно $1,2 млрд в год. Эта калькуляция исходит из данных нескольких собеседников Forbes Kazakhstan, занимающихся данным бизнесом. Сейчас все пять компаний прекратили поставки и прикидывают, как им работать дальше.

Способов на самом деле мало, но они есть. «Мы рассматриваем вариант регистрации в России компаний, которые будут возить из Китая в Москву овощи и фрукты, – делится планами еще один из предпринимателей. – Я почти уверен, что нас не будут тормозить в Казахстане, если мы повезем российский груз».

Если транзит из Китая пойдет сразу на Москву, без растаможки в Казахстане и Киргизии, можно предположить, что объемы таможенных сборов и прочих платежей еще более сократятся. Как был «задушен» в свое время узбекский транзит – в день по Казахстану тогда проходило около 30 машин.

Согласно одной из версий происходящего, высказанных предпринимателями, некие заинтересованные лица хотят прикрыть китайский поток в Киргизию, чтобы дать работу отдельным казахстанским компаниям. Однако они не учитывают, что Россия и без того пристально следит за ростом товарооборота Китая с Европой и не намерена упускать свою выгоду. В октябре в Минске Высший евразийский экономический совет планирует согласовать транспортную политику в рамках ЕАЭС. И в результате подобных действий собственных чиновников Казахстан и благодаря ему Киргизия могут окончательно проиграть в борьбе за многомиллиардные транзитные потоки, которые растут из года в год.

Поделиться

  • print
  • Разместить на Facebook
  • Разместить на Twitter
  • Разместить ВКонтакте
  • Разместить в LiveInternet
  • Разместить на Одноклассниках
  • Разместить в LiveJournal
  • Разместить в Мой Мир
  • MSZN
  • FPI
  • banner